Станислав Шампанских

Америта: пора расстаться?

 

Фантастический рассказ о новой планете людей, о влюбленных юноше и девушке, а также их родителях. Автор: Станислав Шампанских, 2012 г.

“Молодость — вот время посева добрых нравов

 в нации, как и в отдельных людях”.

Томас Пейн, 1776 г.

Впервые космоплаватели побывали на планете Амери́та в 2492 году нашей эры. Она оказалась очень похожей на Землю, даже размерами. Свои солнце и луна, атмосфера и гидросфера обеспечивают условия для жизни в привычной землянам форме.

Экзопланет много, но Америта  первая и пока единственная планета, где человек может жить без каких-либо приспособлений и адаптации, как если бы он оказался на другом континенте Земли. Расстояние между Землей и Америтой гораздо значительнее, чем между континентами Земли. У первых исследователей путь занимал несколько месяцев.

На планете доминирует океан. Суша занимает всего 2% поверхности планеты (чуть больше Австралии). Зарождение и эволюция жизни на Америте схожи с Земной. Животный и растительный мир планеты разнообразен и представлен огромным количеством видов. Существует несколько немногочисленных племен разумных существ, физиологически похожих на людей. Их цивилизация находится еще на стадии родового строя и занимается собирательством и охотой, некоторые еще совсем недавно практиковали каннибализм. Эти племена  получили общее наименование коренных америтя́н.

Открытие планеты Америта вызвало огромный интерес на Земле. Первое время о планете и ее обитателях много говорили, снимали очерки и истории. Люди открывали для себя новые реки и леса, диковинных зверей и вкус непривычных фруктов, искали контакт с америтянами. Планету активно исследовали, привозили на Землю удивительные образцы флоры и фауны Америты.

Ученые и военные изучали планету сорок лет, прежде чем первым землянам-переселенцам разрешили образовать там свои колонии. Тысячи людей поехали за новой жизнью. Кому-то нужна была первозданная природа, неиспорченная деятельностью человека, кто-то хотел сохранить свою религию и мечтал о построении праведного мира на новом месте, кто-то ехал жить и работать по контракту, поскольку некоторые корпорации открыли там свои филиалы. Фермеры и романтики, исследователи и авантюристы, мужчины и женщины, семейные и одинокие стали называть Америту своим домом.

Образовалось тринадцать провинций, при этом, коренные америтяне были потеснены с части своих привычных территорий. Согласно межнациональному Договору, Америта не принадлежит ни одному из государств Земли и использование этой планеты должно происходить в интересах всего человечества. Совет по опеке Объединенных Наций Земли осуществляет наблюдение и управление поселениями на Америте, а также назначает губернаторов провинций.

Америтяне получают промышленные товары с Земли в обмен на редкоземельное сырье и ряд уникальной сельскохозяйственной продукции. Развивается индустрия вокруг базы обслуживания космических кораблей и робототехники, завозимой с Земли. Активно работают тысячи научных программ. Быстрый рост получила туристическая отрасль, когда путь между Землей и Америтой стал занимать менее суток полета. Многие земляне охотно приезжают познакомиться с природными особенностями планеты.

К 2676 году, спустя почти полторы сотни лет с момента образования первых колоний переселенцев, экономика Америты окрепла: была создана собственная промышленность, и зависимость от продукции с Земли заметно снизилась. Численность населения быстро растет и составляет уже несколько миллионов людей. Сформировались города. Для потомков первых переселенцев планета Америта стала Родиной.

***

Он и она. Они страстно влюбились друг в друга с первого взгляда. Им по двадцать лет и они пока студенты. Оба на летних каникулах. Он высокий брюнет спортивного телосложения. Она стройная шатенка с обворожительными зелеными глазами и необыкновенной милой улыбкой. Они встретили друг друга на веселой вечеринке всего две недели назад в день летнего солнцестояния на Земле.

Мило обнявшись, они сидят на скамье в парке и любуются красками заходящего летнего Солнца.

– Рома, скажи, а на Америте Солнце такое же? – спросила девушка. – Расскажи мне про вашу планету. Я ведь никогда еще не бывала там.

– Да, у нас практически все так же, только сутки чуть покороче, минут на десять. Деревья немного другие, но в целом,  все так же, есть реки, леса. Люди искали планету, где человек мог бы жить, как на Земле, и нашли.

– Я очень хочу увидеть все это своими глазами! Подышать вашим воздухом!

– Яна, ты себе представляешь, – Роман указал рукой на скрывающийся за горизонтом солнечный диск, – раньше люди думали, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот?

– Ну, ты, вспомнил, – заулыбалась она. – Это когда было-то? Ты еще вспомни про Бога, жившего на Земле и воскресшего после смерти.

– Это ты о древнеегипетском Боге Хоре? – отреагировал юноша. – Я читал о нем.

– Ха-ха-ха! – развеселилась Яна. – Хор тоже воскресал, но я имела  в виду христианского Бога Иисуса.

– Ах, вот ты о ком, – понял Роман. – Слушай, люди верили, что Иисус воскрес. Но меня всегда занимал вопрос, какой специалист засвидетельствовал его смерть? Была ли она? Римские воины поступили против правил, перебив ноги двум распятым преступникам, но не Иисусу. Те задохнулись без опоры, а Иисус нет. Воин нанес ему укол копьем, что не гарантирует смерть. Вот если бы ему, например, отрубили голову, и он воскрес... Это было бы гораздо нагляднее, что ли…

– Какой, ты, однако, Фома неверующий, – расхохоталась она еще больше.

– Ладно, это все пережитки прошлого, – сказал Роман. – Средневековое мировоззрение осталось глубоко в прошлом. Люди сейчас совсем другие.

Яна вдруг стала серьезной.

– Ох, не скажи, – выдохнула она с грустью и опустила голову.

Роман заметил эту перемену в ее настроении и осторожно спросил:

– Что с тобой, Яночка?

Она не торопилась с ответом. Видно было, что в ней идет внутренняя борьба. Яна колебалась, оценивая заранее как отнесется Роман к тому, что она сейчас скажет.

– Вот, ты, говоришь, что люди изменились, – решилась она рассказать, – а мне кажется, люди такие же, как и прежде, – сказала она с вызовом, глядя на Романа.

– Взять, хотя бы, моих родителей.

Роман насторожился. Яна понизила голос почти до шепота.

 – Они, представляешь, уже нашли мне мужа и хотят нас поженить, – сказав это, она отвела взгляд. – Я этого жениха почти не знаю. Видела два раза. Папа говорит, что он очень перспективная партия для меня. Он богат и из влиятельной семьи патентобладателей. Патенты на технологии сейчас даже выгоднее, чем торговля оружием.

Роман прибывал в шоке от услышанного и не мог сказать ни слова.

– Вот так, как в средние века, – продолжала Яна. – Родители его и мои все решили за нас. Уже и о дате свадьбы договорились. Она через неделю, – сказала Яна с ухмылкой, а глаза ее уже наполнялись слезами.

Она отвернулась, и в следующую секунду он услышал ее всхлипывания: она заплакала.

– Погоди, но ведь ты можешь просто сказать, что ты не согласна, – простодушно рассуждал Роман.

– Это ничего не изменит. Все как встарь, мои отец очень большой человек. Я тебе ведь про родителей ничего не говорила. Они скажут кому надо, и наш брак зарегистрируют и без моего согласия.

– Они не посмеют, – твердо сказал Роман.

Яна разочаровано выдохнула, слезы ручьем текли по щекам.

– Тогда мы опередим их! – вдруг воскликнул он, приподнимаясь со скамьи.

В следующий момент он опустился на колени перед ней, взял за руку и сказал:

– Яна, Яночка, я люблю тебя и прошу согласиться стать моей женой.

Теперь пришел черед быть шокированной Яне. Она со злостью посмотрела ему в глаза.

– Ты, шутишь?!  Ты, решил поиздеваться надо мной?

– Нет, что ты, я совершенно серьезно. Я действительно хочу, чтобы мы поженились. Пожалуйста, стань моей женой, – он встал с колен и обнял ее.

– Слушай, – она попыталась отстраниться от него, – если ты решил спасти меня, женившись на мне, то это, конечно, очень благородно и всё такое. Но, спасибо, я так не хочу.

Он прижал ее к себе сильнее и хотел поцеловать, но она не сдавалась:

– Нет, я, правда, очень ценю твой порыв…

– Яна, я тебя  люблю, – сказал он спокойно и уверенно. – А ты меня любишь?

Сопротивление Яны немного ослабло, чем Роман и воспользовался, поцеловав, Яну в губы.

Она сдалась и больше не сопротивлялась.

– Давай опередим их, – предложил Роман. – Мы зарегистрируем наш брак прямо сейчас. Нынче не средние века и нам не надо идти в церковь для этого. Мы взрослые и вправе сделать это сами, никого не спросив.

– Подожди, постой! Может хотя бы завтра? У нас ведь есть еще несколько дней в запасе? – испугалась Яна.

– Завтра утром прилетает сюда мой отец с Америты и может меня запросто с собой увести домой уже завтра вечером. Поэтому, давай лучше не откладывать на завтра то, что нужно сделать сегодня.

– Ну, хорошо, – Яна одобрительно улыбнулась.

Роман обратился к своему коммуникатору:

– Эй, Смартик, привет! Нужна твоя помощь.

В туже секунду перед Романом и Яной возникла трехмерная голограмма в виде полупрозрачного куба, размером чуть больше баскетбольного мяча. В кубе появился забавный человечек с большой головой и короткими ручками и ножками.

– Добрый вечер, Роман, – поздоровался человечек. – Как ваши дела? Чем я могу быть полезен?

– Смартик, слушай, мы хотим пожениться и немедленно, – заявил Роман. – Поэтому, нам срочно надо на портал регистрации браков. И побыстрее.

– Конечно, без проблем, уже почти там. Хотя я, конечно, в шоке, – сказал Смартик и притворно почесал голову рукой и слегка улыбнулся.

– Готово! – сообщил человечек.

В кубе появился интерьер просторной комнаты с официальной символикой Объединенных Наций Земли.

Смартик, присев за стол в комнате, продолжил:

– Я уже указал цель вашего посещения Глобального портала регистрации актов гражданского состояния. Теперь согласно принятой процедуре, вы пройдете идентификацию личностей и должны будете четко выразить свое желание стать мужем и женой под видеозапись. Вся процедура займет минут десять, не больше.

Несколько секунд спустя, Смартик доложил:

– С идентификацией личностей проблем не возникло: оба достигли возраста разрешенного для вступления в брак и никаких медицинский противопоказаний... Смартик нахмурился:

– Но, я получил странный ответ - регистрация записей по Яне заблокирована. Это значит, что мы не можем зарегистрировать ваш брак.

– Какая еще блокировка? – вскипел Роман. Из-за чего, как ее снять?

– В регистрации брака отказано. Причину выяснить не возможно, поскольку у нас нет необходимого уровня доступа к информации о причине блокировки. Это уровень правительства или даже военных, – отрапортовал Смартик.

– Что за бред? – продолжал негодовать Роман.

– Только указано, что блокировка наложена 22 июня 2676 года.

– Так это же день нашего знакомства, – Роман вспомнил. – Ну, точно, вечером 21 июня мы познакомились на вечеринке, а на следующий день наложили блокировку. Просто совпадение?

– Вот, я же говорила, что мой папа взялся за меня серьезно.

– Кто же он такой? – спросил Роман.

– Он работает в Совете Объединенных Наций.

– А зовут его как?

– Дмитрий Каплин.

– Ха–ха, вот это номер! – Роман нервно засмеялся.

– А что смешного? – обиделась Яна.

– А знаешь, кто мой папа?– развеселился Роман.  – Он заклятый друг твоего отца.

– Правда?

– Да, он  – секретарь Конгресса колоний Америты.  Зовут его Георгий Манкер. А твой отец в совете Объединенных Наций по опеке Америты. Так они никак договориться не могут. Вот обрадовались бы оба, если б их детки поженились, – съехидничал Роман.

– Вот, повезло–то нам, – протянула Яна.

– М–да–а, – задумался Роман. – Боюсь, мой отец нам тоже не помощник при таком раскладе.

– Слушай, а может не надо, – Яна готова была идти на попятную. – Пусть как все идет, как и идет? Может так и правильно.

– Скажи, а у тебя нет сестры? – спросил Роман. – Может твой папа отдаст её за патентообладателя? А?

– Нет, нету, – серьезно ответила Яна.

Роман в отчаянии опустил голову, но через мгновенье нашелся.

– Я знаю, что делать, – вновь обрел уверенность Роман. Смартик, ты нам больше пока не нужен.

Голографический куб тут же исчез.

Солнце уже совсем скрылось за горизонтом. Роман и Яна встали со скамьи, и пошли по направлению к выходу из парка. Они шли, обняв друг друга.

Роман, почти касаясь губами ее уха, прошептал:

– Нет ли у тебя на примете классного программиста? Нам нужен хакер высокого уровня. Я хочу, чтобы он снял твою блокировку. Я знаю такого на Америте, но здесь…

Яна с испугом посмотрела на Романа:

– Но ведь это... это же…

– Да, это противозаконно, – спокойно пошептал он, – но ведь мы просто хотим вернуть себе наше право решать самим свою судьбу.  Мы должны и будем  бороться за свои права.

Еще секунду Яна колебалась, но услышанное произвело должное впечатление, и она нежно поцеловала своего бесстрашного рыцаря.

– Да, я знаю одного умельца, – прошептала Яна. – Он непризнанный гений.

– Отлично, – обрадовался Роман, – так скорее поехали к нему.

– Он живет за городом. Все его зовут Лео, хотя он, просто Леонид. Но точно я не знаю, – засмеялась Яна.

Путь был не долгим. Непризнанный гений был явно недоволен визитом незваных гостей, хотя Яна и позвонила ему по пути, чтобы предупредить.

  Ну, здрасти! – приветствовал их худощавый и высокий молодой человек со всклокоченными волосами и редкой бородкой.

– Здравствуйте, я - Роман. Прошу простить нас за столь поздний визит…

– Да, всё нормально, – перебил его Лео. – Проходите.

Он пустил гостей в дом и закрыл дверь.

– Лео, да ты, прям, совсем аскет,  – не удержалась Яна, оглядывая обстановку небольшого одноэтажного дома. – У тебя и мебели–то почти нет.

– Как нет? – возмутился Лео. – А вот, диван! – он указал на середину комнаты. – На него и садитесь!

Яна и Роман послушно присели на диван. Лео сел напротив них, на единственный имеющийся стул.

– Ну, церемониться не будем, – Лео серьезно посмотрел на гостей. Что у Вас за дело ко мне?

Роман несколько подался вперед по направлению к Лео:

– Мы хотим пожениться.

– О, поздравляю! – заулыбался Лео в ответ Роману. – А чего это вы вдруг?

Лео пристально посмотрел на  Яну.

– Ты, что? Залетела, что ли? – вдруг осенило аскета.

– Нет, нет. Не в этом дело, – поспешил опровергнуть догадку Роман. – Мы просто любим друг друга и решили пожениться.

– Ну, о'кей! Это ваше дело. А я-то здесь причем? – без энтузиазма спросил Лео.

– Родители Яны против! Вот в чем дело! – сформулировал Роман. – Мы попытались зарегистрировать наш брак, но не смогли. Там оказалась блокировка на Яне. И мы не смогли ничего сделать.

– Так-так, продолжай, – заинтересовался Лео.

Он встал и взял со стола свой планшетный компьютер. Лео удерживал его левой рукой, а пальцы правой руки стали стремительно носиться по экрану планшета.

– Блокировку поставили две недели назад, – продолжил Роман. – Двадцать второго июня. Это точно на следующий день, как мы с Яной познакомились.

– Похоже, это мой папа постарался, – прокомментировала Яна.

Лео продолжал стучать пальцами по экрану, но вдруг замер и поднял взгляд.

 – Хорошо, – Лео величественно оглядел гостей, – я возьмусь за это дело. Но, денег, чур, не предлагать. Если меня поймают на этом, да еще окажется, что я за деньги, будет только хуже.

Подумав секунду, он предложил:

– А давайте, вы просто назовете своего ребенка Лео, в честь меня?

Компьютерщик громко засмеялся, а Яна и Роман недоуменно переглянулись.

– Ладно, я пошутил, – вновь стал серьезным Лео. – Я попробую снять блокировку и зарегистрировать вас на портале регистрации браков.

– Спасибо тебе большое! – сказала Яна. – А ты сможешь ее снять? Это же на уровне правительства доступ требуется.

– Думаю, да. Это как раз наш уровень, – Лео хитро подмигнул Яне и улыбнулся. – Хотя прямо сейчас сделать это не возможно. Мне могут понадобиться несколько часов.

– Да, конечно, как скажешь, – согласился Роман.

– Так, – Лео опять стал работать с компьютером, – мне нужны ваши точные данные и необходимо записать видео с вашим согласием стать супругами.

– А что за видео? – решила уточнить Яна.

– Ну, вы, прям, как первый раз! – опять засмеялся Лео. – Да, не бойся ты, чай не на детекторе лжи проверку проходить на любовь, – он засмеялся еще сильнее.

– Всё просто, это в свободной форме делается, – смилостивился он. – Каждый из вас скажет, что я такой-то, хочу сегодня взять в супруги такую-то или такого-то и жить с ним веки вечные... Вы пока речь готовьте, сейчас будем записывать.  

– Так, сядьте поближе друг другу, – скомандовал Лео, наводя на них глазок камеры.

Роман и Яна сели ближе друг к другу. Роману захотелось обнять Яну, но серьезность момента помешала поддаться этому порыву.

– Теперь, пожалуйста, говорите. Рома, давай первым.

Неожиданно для себя Роман начал волноваться.

– Я, – в горле у него вдруг пересохло, – Роман Георгиевич Манкер, сегодня 4–го июля 2676 года, беру в жены находящуюся рядом со мной, Яну Дмитриевну Каплину. Делаю это добровольно и без принуждения. Я очень–очень люблю Яну, и ничто не разлучит нас.

– Я, Яна Дмитриевна Каплина, – она преданно смотрела Роману в глаза, – согласна выйти замуж за моего любимого Романа Георгиевича, и клянусь быть ему верной женой всю жизнь. Ты, только мой, – радостно заявила Яна Роману.

Теперь уж Роман не сдержался: крепко обнял любимую и стал страстно целовать её в губы.

– Стоп, снято! – радостно воскликнул Лео. – Это шедевр!

Роман и Яна продолжали целоваться.

– Я говорю, всё, стоп, снято, – начал сердиться Лео, – можно уже выйти из образа.

Но, похоже, что они только вошли в него.

– О'кей, – Лео встал над ними и громко провозгласил: объявляю Вас мужем и женой. Аминь!

Любовники, наконец, перестали целоваться и уставились на Лео.

– Вот, так бы сразу, - обрадовался Лео. – И предупреждаю: у меня ночевать негде.

Уже, между прочим, полночь.

Роман и Яна встали с дивана, держась за руки.

– Я сниму блокировку, внесу запись о браке в реестр и приложу к ней это видео, как и положено. Ваши данные у меня есть. Но предупреждаю, эту тему по коммуникатору не обсуждать. Я вам дам знать, когда сделаю. Просто скажу: да или нет, не получилось.

– А теперь, – Лео жестом пригласил гостей к выходу, – вам всего хорошего, а мне нужно работать.

– Большое спасибо, Лео! – стал благодарить Роман. – Ты нам очень поможешь.  

– Я твой должник, – продолжал Роман, продвигаясь к выходу. – Приезжай в гости на Америту, поживешь у нас, и я тебе все там покажу.

– Спасибо Лео! – Яна чмокнула Лео в щеку.

Лео моментально раскраснелся и на автомате пожал руку Роману на прощанье.

Новобрачные поехали ночевать в дом к родственникам Романа, точнее его отца, где собственно Роман и гостил уже три недели на Земле.

***

Нельзя сказать, что земляне пристально следили за судьбой планеты Америта, скорее, они были заняты своими обычными интересами: личной жизнью, развлечениями, состязаниями, скандалами, кризисами и т. д. Америта оставалась для Земли небольшой удаленной колонией без права голоса и представительства в законодательном собрании Объединенных Наций Земли. Земляне считали себя вправе издавать законы, касающиеся колоний, без их согласия.

За последние три года Земля приняла несколько законов, в соответствии с которыми, налоговое бремя, выплачиваемое колониями землянам, существенно возросло. Это обосновывалось необходимостью помочь пострадавшим от очередного экономического кризиса государствам Земли. Были введены, по сути, дискриминационные законы. Вводились налоги на новые отрасли, не успевшие еще даже встать на ноги. Америтян принуждали покупать у землян даже те товары, которые в достаточном количестве могли быть произведены на Америте.  Кроме того, америтяне должны продолжать оплачивать ренту за землю, на которой проживали.

Колониям было вменено в обязанность обслуживать и ремонтировать за свой счет все космические корабли, заходящие в порт Америты. Этим сразу же начали пользоваться корпорации для бесплатного обслуживания своих кораблей на Америте, что вылилось в солидную статью расходов Америты. При этом иметь собственные космические корабли колониям не дозволялось, поэтому америтянам приходилось оплачивать транспортировку грузов по повышенным расценкам.

Первый Конгресс провинций Америты состоялся полгода назад в январе 2676 года. Представители всех тринадцати провинций сформулировали требования к метрополии. Был выработан документ «Декларация прав и жалоб», выражавший протест против таможенной и налоговой политики в отношении колоний. Конгресс санкционировал бойкот товаров с Земли, в случае отказа пойти на уступки в финансово-экономической политике. В ответ на это Совет по опеке Объединенных Наций Земли потребовал полного подчинения колоний и приказал арестовать руководителей конгресса. Почти половина назначаемых Землей губернаторов провинций были заменены.

Несмотря на преследования, вчера, 4-го июля 2676 года, собрался второй Конгресс провинций. Бойкот товаров с Земли был признан состоявшимся, хотя и был небольшой процент лоялистов, проигнорировавших его. Но главный вопрос, который собирались обсудить на Конгрессе, касался решения о политическом самоопределении колоний.

***

Роман и Яна проснулись ранним утром счастливые и полные радостного предчувствия, хотя спали они всего несколько часов, поскольку утихомирились молодожены только под утро. Летнее солнце уже наполняло комнату новым днем, когда они проснулись нос к носу, лежа на кровати.

– Я люблю тебя, еще больше прежнего, – прошептал Роман, нежно целуя ее в шею.

– Я тебя очень люблю, – улыбалась зеленоглазая Яна. – Теперь я даже не представляю мою жизнь без тебя. Как здорово все сложилось. Какая я счастливая. Если бы мне пришлось выбирать между жизнью без тебя или смертью, я бы выбрала смерть.

– Ого, – Роман забеспокоился, – что за мысли такие глупые. Не надо так говорить. Прошу тебя. Мы будем вместе. Мы же муж и жена.

– Ты уверен? Я хочу проверить свой статус. Получилось ли у Лео это сделать?

Яна привстала с кровати.

– Кити, привет! – обратилась Яна к своему коммуникатору. – Изменился ли у меня семейный статус и есть ли сообщения и пропущенные вызовы?

В появившемся розовом кубе, мультяшная кошечка Кити мяукнула и, улыбаясь, отчиталась: – Статус не менялся, три вызова от твоей мамы и от нее же одно сообщение.

– Точно статус не менялся?  То есть я не за мужем? – возмутилась Яна.

– Нет, хозяйка, вы не замужем, – хладнокровно ответила Кити.

– Та–а–ак, понятно, – расстроилась Яна. – Ладно, покажи сообщение от мамы.

В следующее мгновение в кубе появилась голова женщины.

– Яна, я прошу тебя связаться со мной как можно быстрее. Папа сегодня утром возвращается из командировки. Он явно не в духе. Просил, чтобы ты была дома. Надеюсь, ты помнишь, сегодня вечером у нас совместный ужин с Багтажевыми. Будь послушной девочкой, срочно приезжай домой.  

Женщина в кубе исчезла и появилась опять Кити.

– Все ясно! – раздраженно сказала Яна. – Спасибо, Кити! Ты, пока не нужна!

Куб исчез.

– Рома, – Яна посмотрела на него с отчаянием, – ничего не получилось.

Роман обнял Яну: – Не беспокойся, я решу все проблемы. Похоже, Лео не справился. Или еще пока не справился.

– А знаешь, кто такие Багтажевы? – спросила Яна. – Это те самые патентобладатели. Мой женишок с родителями.

– Я так и подумал, - отозвался Роман. – Сегодня мой отец тоже приезжает, и я сейчас поеду его встречать в космопорт. Поговорю с ним, пока он не ушел с головой в работу. Он у меня хитрый бестия. Может я смогу уговорить его помочь нам. Заодно может и помирятся наши отцы между собой, когда их детки поженятся.

Яна грустно улыбнулась наивности Романа.

– Вообще, конечно, то, что твой отец торопится с твоей свадьбой с Багтажевым, – размышлял вслух Роман, – наводит на мысль о его возможном желании успеть, подстелить соломки, пока что-то не случилось.

– Ну, он почти не успел, – предположила Яна, – если бы мы вчера поженились.

– Думаю, дело не в тебе. Полагаю, это его личный интерес или даже карьерный. Если, колонии Америты все же объявят о своей независимости от Земли…

– Что? – перебила его удивленная Яна. – Как это?

– Если Америта объявит о независимости, – спокойно продолжал Роман, – а все к этому идет, если уже не пришло, тогда твой отец может прямым образом пострадать, ведь он входит в Совет по опеке Америты. И это будет ударом по его карьере, поскольку очевиден провал работы Совета. А родство с влиятельной семьей может помочь ему занять важный пост в другом ведомстве.

– Ну, ничего себе расклад, – обалдела Яна. – Слушай, а ты сам–то часом не шпион? Заслали тебя окончательно добить моего папашу!

Роман медлил с ответом.

– Приехал охмурить дочь, чтобы расстроить брак с Багтажевым. Вот же гад! –

рассвирепела Яна. – А, я, глупая наивная девочка поверила в любовь!

Яна накинулась на Романа, стараясь ударить руками его по лицу. Роман  перехватил ее руки, быстро прижал их к своей груди и крепко-крепко обнял Яну, лишив ее тем самым возможности действовать руками. Она сделала несколько попыток вырваться из объятий, но ничего не получилось. Яна смотрела глазами хищника, неожиданно запертого в клетку.

– А ну, отпусти меня немедленно! – бесилась Яна. – Отпусти, быстро!

– Сначала успокойся и послушай меня! – спокойно предложил Роман.

– А что слушать? Опять наврешь что-нибудь! – не сдавалась Яна.

– Ты хочешь замуж за Багтажева? – спросил Роман.

– Может, и хочу, а твое какое дело! – огрызнулась Яна, предприняв очередную безуспешную попытку вырваться.

– Не ври. Вчера ты сама мне сказала, что не хочешь. Я ничего не знал ни о каком Багтажеве. Я узнал это вчера от тебя. Я не знал и о тебе всего–то две недели назад. Никто меня не засылал. Я здесь на каникулах у родственников. Я тебя встретил и полюбил. Все по правде. Никакого обмана. Я считаю тебя своей женой и себя твоим мужем, пусть это еще не оформлено. Это лишь вопрос времени, если мы оба считаем друг друга таковыми. Ты должна доверять мне, как и я тебе. Стал бы я рассказывать тебе свои мысли о твоем отце, если играл бы против тебя?

– Поклянись своей жизнью, что не врешь! – велела Яна, смотря с вызовом в глаза.

– Клянусь! – ответил Роман.

Яна перестала сопротивляться, но Роман продолжал ее обнимать, лишь ослабив хватку.

– Поклянись и ты, что будешь доверять мне! – потребовал Роман. – У нас с тобой теперь своя команда из двух игроков: тебя и меня. А у родителей свои команды.

– Прости меня, – сказала тихо Яна. – Мне стыдно, что я так легко обвинила тебя в предательстве. Я обещаю доверять тебе, и буду всегда бороться за нашу команду. Клянусь своей жизнью!

Яна склонила голову на грудь Романа. А он поцеловал ее в макушку.

– Какая ты у меня горячая, оказывается! – засмеялся Роман. – Ну, все надо действовать. За нас никто не сделает того, что нам надо, если мы сами не постараемся.

Они стали одеваться.

– Ты поезжай домой, может, будут вести от Лео, – скомандовал Роман. – Я в него пока еще верю. А я поеду в космопорт вербовать в наши агенты моего отца.

Роман улыбнулся, и Яна ответила ему тем же. Они вновь обнялись и соединились долгим поцелуем, будто не видели друг друга давным-давно.

***

Уже почти у дома Яны, на ее коммуникатор поступило сообщение от анонимного отправителя. Сообщение было кратким: “Нет, не получилось. Срочно приезжай. Отключи коммуникатор прямо сейчас”. Очевидно, это сообщение отправил Лео, как он вчера и предупреждал. Но почему только сейчас? Он говорил, что работы всего на несколько часов. Как бы то ни было, Яна не заезжая домой, поехала к Лео.

Очень скоро Яна уже сидела на вчерашнем диване Лео, а хозяин дома рассказывал ей о сложившейся ситуации, быстро расхаживая вперед-назад по комнате.

– Представляешь, это оказалось очень не простое дело. Прочитать можно, а вот изменить что-то… Я вчера даже подключил нескольких своих ребят и мы совместными усилиями пытались откупорить этот замок. Но, честно говоря, нам это не удалось и, должен признаться, я уснул ближе к утру, поэтому не прислал сообщение раньше. Прости!

– Не стоит просить прощения. Я должна сказать тебе большое спасибо за попытку помочь нам.

– Погоди, мы еще не сдаемся! – сказал Лео и почему-то глупо захихикал. – Есть один верный способ, если ты не испугаешься.

– И что это за способ? – уже немного засомневалась Яна.

– Ты покончишь с собой!

– Охренеть, какая идея! – выдохнула Яна, вставая с дивана и явно собирающаяся дать деру от психа.

– Не бойся, я же предупредил. Это будет понарошку! – преградил путь Яне хозяин дома.

– Не понимаю. Что это значит? – дала Яна ему последний шанс.

– Мне нужно твое согласие побыть немного мертвой в глобальных базах данных. С тебя живой снять блокировку не получается, а с мертвой, это, пожалуйста, есть готовое решение. А потом мы тебя воскресим и поженим с Ромой. Ну, как?

Яна оказалась в замешательстве. Она села обратно на диван. Мысли ее перебивали друг друга.

– Ты серьезно? А как это?  Точно получится? А последствий никаких не будет? Что я должна делать? Так, надо Роме позвонить, – наконец сообразила она, – посоветоваться.

– Нет, звонить нельзя. Это же все прослушивается. Нас быстро вычислят.

– Так нас и так вычислят! – фыркнула недовольно Яна. – Такое изменение сделать. Человек то есть, то нет, то опять есть.

– Я тебя умоляю, – Лео излучал уверенность в знании вопроса. – В базе миллиарды людей. Постоянно делаются ошибки и исправления. Одно исправление туда-сюда никто заметит.

Яна пристально посмотрела на безумного хакера и, помедлив, согласилась:

– Ну, хорошо. Если никто не заметит, то давай. Что мне делать?

– Тебе сидеть тихо, до особого распоряжения. Надеюсь, ты выключила коммуникатор, как я просил?

– Да, как только прочла твое сообщение.

– Молодец. Это на всякий случай. Вдруг тебя будут искать.

– Кто будет искать? – насторожилась Яна.

– Ну, мало ли, – Лео попытался придать веса свои словам. – Все операция займет не больше часа, если не возникнут непредвиденные обстоятельства.

Тем временем, пассажирский космический корабль, отправившийся еще вчера с Америты, прибыл в космопорт. В зале прилетов Роман увидел своего отца, замахал рукой в знак приветствия и быстро пошел к нему на встречу. Они обнялись. Отец заметно седеющий, был подтянут и облачен в строгий деловой костюм.

– Здравствуй, сынок! Как ты?

– Отлично, пап. Как ты долетел?

– Замечательно! Тем более что мне компанию составил Дмитрий Владимирович Каплин, –  сказал он с легкой усмешкой и повернулся в сторону стоявшего рядом солидного мужчины невысокого роста.

Сердце Романа забилось быстрее, ведь это был отец Яны.

– Здравствуете, Дмитрий Владимирович! – справился он с комком в горле. – Я Роман.

– Здравствуй, Роман! Рад познакомиться.

Роман поспешил пожать предложенную руку.

– Ты должен помнить Дмитрия Владимировича, – с достоинством сказал отец Романа, – я тебе о нем рассказывал, и в новостях ты мог его много раз видеть.

– Да-да, я помню, – согласился Роман. – Вы в Совете по опеке. Я видел Вас в новостях.

– Дмитрий Владимирович, как только узнал, что ты здесь меня встречаешь, сразу пожелал с тобой познакомиться, – продолжал Манкер-старший. – Для этого он специально со мной в зал прилетов пришел.

“Роман разволновался всерьез:  – Похоже, Каплин уже все знает, и моя игра проиграна, даже не начавшись... Нет, нельзя сдаваться, – старался он взять себя в руки”.
– Давайте присядем вон за тот столик кафе и поговорим немного, – предложил отец Яны.

Ватными ногами Роман пошел к столику.

Они заказали напитки.

Роман думал о том, что эти хитрые политиканы могут его, мальчишку, переиграть в два счета.

– Сынок, ты знаешь, вчера произошло событие чрезвычайной важности, – начал рассказывать отец Романа.

При этих словах, лицо Дмитрия Владимировича начало кукситься.

– Вчера, – он говорил медленно и выразительно, – четвертого июля, на втором Конгрессе провинций Америты, была принята Декларации независимости бывших колоний.

– Да ты что?! – восхитился Роман, но, взглянув на Каплина, решил пытаться сдерживать эмоции.

– Наше новое независимое государство будет называться Америта́ния. Я уполномочен представлять интересы Америтании на Земле, в том числе вести переговоры о признании нас другими странами и ходатайствовать перед Объединенными Нациями о принятии Америтании в члены организации.

Манкер-старший многозначительно посмотрел на Романа.

– Понимаю, – сказал Роман. – А тебя не арестуют  за такую деятельность? Земляне же против этого были. Или что-то поменялось?

– Да, Земля против, и далеко не все Америтяне хотят независимости, – подключился к разговору Каплин. Но мне не хотелось бы открывать здесь эту дискуссию. Завтра будет обсуждение этого вопроса в Совете Безопасности Объединенных Наций. Так что сегодня вашему отцу вряд ли что угрожает.

– Я надеюсь, – начал свою речь Манкер-старший, – что здравый смысл восторжествует. Решение Конгресса поддерживают 90% населения Америты, а против люди, крепко связанные своими должностями и привилегиями с Землей. Главная проблема, что Земля не дает принимать нам свои законы. Она искусственно сдерживает экономическое развитие Америты. Нам нужны новые иммигранты с Земли, готовые инвестировать в развитие при нужных законах. Нам не разрешают расширят границы за счет имеющихся земель.

– Но, послушайте, – не выдержал Каплин, – всему, что есть на Америте, вы обязаны Земле. Земля - мать народа Америты. Земля заботиться о вашем благе, а вы бунтуете.

– Таким же образом можно утверждать, что коль скоро дитя питалось грудным молоком, то ему вообще не нужно мяса, или, что первые двадцать лет жизни должны стать примером и для всей последующей жизни. Да, Земля – мать, но она не должна держать детей всю жизнь в своих объятиях. Приходит время отпустить детей из дома в самостоятельное плавание.

– О, пап, как ты метко это сказал, – неожиданно для себя заговорил Роман.  

– С этим тоже можно поспорить, – сдержано заявил Каплин. – Мой отец говорил мне в дни моего бунта: “Подумай, сынок, смог ли Иисус Христос стать тем, кем он стал и основать новую церковь, без опеки своего отца? Сделал бы он такую впечатляющую карьеру без помощи отца?”.

Каплин еще подумал и добавил:

– А расширять ваши территории нельзя, поскольку вы собираетесь отобрать земли у коренных америтян, что обречет их на полное вымирание. Мы защищаем их от вас.

“Если Каплин уйдет, а я не скажу сейчас о нас, – рассуждал Роман, – тогда потом он легко обвинит меня в неискренности и желании действовать за его спиной”.

– Папа, здесь на Земле, – Роман ринулся в лобовую атаку, – я познакомился с замечательной девушкой. Мы полюбили друг друга и решили пожениться.

– Во-о-т как! – искренне удивился отец Романа. – Ты время зря не терял! А что вдруг сразу жениться-то надумали?

Каплин не реагировал. Он достал маленький планшет из нагрудного кармана и стал что-то там смотреть.

– Папа, она замечательная и я хочу именно такую жену, – торжественно заключил Роман.

– Да, это сильный аргумент, – стал подшучивать над сыном Манкер-старший, – сразу видно, ты всё обмозговал.

– Представляешь, – Роман проигнорировал шутку, – я только вчера узнал ее фамилию. – Её зовут Яна Дмитриевна Каплина.

– Каплина? – переспросил отец Романа и заулыбался. – Хм, какая распространенная фамилия оказывается. Или она имеет отношение к Вам, Дмитрий Владимирович?

– Яна? – оторвал взгляд от планшета Каплин. – Да, мою дочь так зовут. Но она еще очень молода, ей рано замуж. Пускай доучиться, а через пару лет посмотрим...

“Ну и гад, – подумал Роман. – Значит замуж за меня ей рано, а за нужного ему жениха в самый раз. Ну, я ему сейчас скажу про блокировку, им установленную. А вдруг, он ответит, что ничего такого не делал и не знает. Начнет обиженного строить: вы меня обвиняете? Нельзя огульно обвинять людей без доказательств“.

– Ну, что же, было приятно с вами познакомиться, молодой человек, – Каплин встал и протянул руку для прощания сначала Манкеру-старшему и затем Роману.

Быстро распрощавшись, Каплин удалился в направлении выхода, а Манкеры остались за столиком.

– Выбрось женитьбу из головы, – спокойно сказал отец. – Еще успеешь жениться. Тем более, на дочери Каплина, – ухмыльнулся он.

– Ты не понимаешь. Каплин хочет ее насильно женить на патентобладателе. На сыне Багтажевых.

– С чего ты взял?

– Яна сказала. Свадьба через неделю. Вчера, мы пытались зарегистрировать наш брак, но не смогли. Янина запись оказалась заблокирована и зарегистрировать брак было не возможно. Это Каплин поставил блокировку, – с досадой сказал Роман.

– Нет, это не он, – решительно сказал отец. – Это я заблокировал.

Роман хотел было закричать, но вдруг, кто-то сильно толкнул его в плечо, так что ему едва удалось удержаться на стуле. Повернув голову, Роман увидел Каплина, вцепившегося в его плечо обеими руками. Он был явно не в себе: багровое лицо с огромными сумасшедшими глазами.

– Где моя дочь? – Каплин тряс Романа обеими руками. – Что ты сделал с ней? Говори немедленно!

– Я? Я ничего! – выпалил Роман, пытаясь сообразить в чем дело.

– Не ври! Ты ее убил?

– Дмитрий Владимирович! – вмешался отец Романа, – успокойся и скажи толком что случилось.

Это подействовало. Каплин действительно отпустил плечо Романа, отступил на полшага назад и попытался взять себя в руки, сделав глубокий вдох.

– Я только что получил сообщение, что с дочерью моей случился несчастный случай. Нижняя губа его затряслась:

– Она покончила собой.

– Как? – вскочил Роман. – Как это?

– Это я тебя хочу спросить как? Что ты ей наговорил? – Каплин с ненавистью смотрел на Романа.

– Я ничего, ничего не знаю, – оборонялся Роман. – Мы расстались часа полтора назад. Она поехала домой, а я сюда в космопорт.

 – А что еще известно?  – спросил Манкер-старший у Каплина, вставая из-за столика. – И откуда информация? Каким образом она себя убила?

– Дома ее нет, я только что говорил с женой, – объяснил Каплин. – Янин коммуникатор не отвечает. Сообщение мне пришло из службы безопасности.

У Романа мелькнула мысль, что, возможно, это неудачные проделки Лео с записями Яны в базе данных и с Яной, на самом деле, все в порядке.

– Роман, стой здесь, ты можешь понадобиться, скомандовал Каплин и

быстро пошел в другой конец зала, собираясь кому-то звонить по коммуникатору.

Роман подступил ближе к отцу и спросил:

– Почему ты поставил блокировку на Яну?

– Это не против Яны, – спокойно ответил тот. – Мы блокировали записи всех ключевых игроков совета Наций и членов их семей. В базах данных вся информация об имуществе и отношениях: кто, когда, что. Блокировка нужна на время разбора полетов, пока не решится наш вопрос. Иначе придется обнародовать то как наживали капиталы эти опекуны счастья человеческого…Они же потеряли чувство реальности, и следы своих делишек даже ленятся подчищать. Вот мы их и заблокировали, чтобы в последний момент они не успели ничего сделать, когда поймут, что мы играем по-крупному.

Манкер-старший хитро прищурился, глядя на ошеломленного сына.

 – Да, но как вы смогли поставить блокировку? – нашелся Роман. – Это же в ведении Земли?

 – Есть разные способы добиться нужного: можно запугать, можно шантажировать, можно обмануть, но надежнее – подкупить. Понимаешь, нам нужны друзья перед завтрашним заседанием Совета Наций и потом тоже, ведь процесс отделения не быстрый и свои люди на Земле нам необходимы. Мы не можем надеяться на добрую волю Совета. Ее нет, а нам нужен гарантированный результат.

– Вы подкупили людей? – не мог поверить услышанному Роман.

– Скажем так, мы договорились с некоторыми военными и членами Совета, у которых есть соответствующие полномочия.

– Но, ведь это бесчестно, – возмутился Роман.

 – А, ты, думаешь, как такие вопросы решаются? – принял вызов Манкер-старший. – Да, чтобы еще и без кровопролития? Ты думаешь, отцы-основатели США были порядочными людьми? Нет, они были еще те пройдохи, поэтому у них все получилось. Те, кто подписывал декларацию независимости США, нажили капиталы контрабандой товаров, мошенническими схемами, эксплуатацией рабов и спекуляцией. Сейчас, то же самое. Политика – это производная от экономики, а экономика – производная от биологии, от вечно алчущего и борющегося за свою исключительность высококонкурентного мира людей, полных жизненной энергии.

Роман хотел, что-то возразить, но краем глаза увидел несущегося к нему Каплина.

– Рома, скажи, – начал Каплин еще издалека, – кто мог Яне написать сообщение: “Нет, не получилось. Срочно приезжай. Отключи коммуникатор прямо сейчас?“

Конечно, Роман сразу сообразил, кто автор сообщения, но выдержав паузу, ответил:

– Нет, к сожалению, я не знаю.

Каплин явно расстроился:

– Ее коммуникатор был выключен около дома, и где сейчас она не известно, – грустно сообщил отец Яны. – Необходимо найти того, кто прислал ей это сообщение.

Роману стало жалко его. Было видно, как Каплин глубоко переживает ситуацию, но делиться догадкой о Лео было нельзя.

Каплин вновь умчался прочь, уже окончательно - он уехал из космопорта.

– Роман, а ты уверен, что даже не догадываешься о том, где может быть Яна? – спросил с ехидным прищуром отец.

– Нет, не знаю! – нарочито спокойно ответил Роман.

– Ну, ладно, дело твое. Только без глупостей и помни, что я против твоей женитьбы на Яне. Не спеши делать мне что-либо наперекор, тебе еще много раз придется ко мне обращаться за помощью.

Они сухо попрощались, и Манкер-старший поехал по своим служебным делам, а Роман отключил свой коммуникатор и стал пробираться к дому Лео.

***

– Яна, ты только не включай коммуникатор, – радостно сказал Лео, оторвав взгляд от своего планшета.

– С чего ты взял? Я и не собиралась, – обижено ответила Яна.

Лео поднялся со стула и торжественно объявил:

– Окей, ты обещала! А теперь я скажу тебе, что у меня все получилось! У меня все получилось и вы с Ромкой теперь муж и жена!

Под конец речи он почти кричал.

– Не может быть! – Яна подскочила с дивана и кинулась к Лео. – Покажи мне!

Лео горделиво указал пальцем место на экране планшета, где напротив семейного статуса Яны стояла надпись: “замужем с 04.07.2676”.

– Обалдеть, ты сумел сделать это! Ты – гений! Надо срочно сообщить Роме.

– Стоп! Ты обещала коммуникатор не включать.

– Да, прости. Ты прав. Я забылась, – немного расстроилась Яна. – А так хочется поделиться радостью с Ромой.

– Не переживай. Сейчас сообщишь ему лично – вон он идет к входной двери, – Лео указал на стену, где несколько секунд назад появилось изображение с уличной камеры наблюдения: сработал датчик видеонаблюдения.

Уже через полминуты Роман и Яна обнимались, целовались и радостно благодарили Лео.

– Ты бы знал, как ты напугал отца Яны, – рассказывал Роман. – Он получил сообщение службы безопасности о самоубийстве Яны.

– О, нет! – воскликнула Яна.

– Это не очень хорошо, что они засекли изменение. Но думаю, они так ничего и не поняли, так как сейчас я все исправил и там есть пометка о неправильно учтенной информации о смерти. Я думаю, твой отец уже получил сообщение с извинениями.

– Лео, ты приглашен к нам на свадьбу. Ты будешь самым почетным гостем. Она через неделю, – сказал на прощание Роман.

Взявшись за руки Роман и Яна, прогуливались по тенистой аллее парка. Солнечные лучи едва пробивались сквозь листву деревьев.

Роман поведал Яне о своих беседах с отцами и торжественно объявил:

– А у нас своя декларация независимости! Теперь мы должны отстоять это право – решать самим свою судьбу!

Роман сделал короткую паузу и закончил:

– Но надо сделать так, чтобы наши родители дали денег на нашу свадьбу.

– И как это сделать? – спросила, удивленная Яна.

Роман сделал важное лицо и подражая своему отцу сказал:

– Есть разные способы добиться нужного: можно запугать, можно шантажировать, можно обмануть, но надежнее - подкупить. Хотя, нет, последний вариант здесь не подходит...

(конец рассказа)

 
« Пред.